О Югославии и России
в свете предупреждений Сталина.

К 130-летию И.В. Сталина

Югославия, отстоявшая независимость в народно-освободительной войне с гитлеризмом на Балканах (1941-1945), снискала себе авторитет в Европе и была полна решимости строить социализм в содружестве с СССР и странами Восточной Европы под руководством компартии во главе с Тито.

Но Тито "вдруг" зарулил к Западу. В чём было дело?

А дело было в том, что ещё в марте 1944 английский премьер Черчилль отправил к Тито своего сына Рандольфа как доверенное лицо для переговоров, которые втайне от СССР длились до мая 1944.

В августе 1944 Черчилль приглашает Тито к себе - тоже для переговоров, тайных от СССР. На них присутствуют: со стороны Черчилля - дипломат Диксон (ведёт протокол); со стороны Тито - некая Ольга Нинчич (переводчица), дочь югославского министра иностранных дел в правительстве короля Александра I Карагеоргиевича; никого из членов компартии или народно-освободительного движения не было. А ведь рассматривался вопрос о будущем государственном строе Югославии - Красная Армия наступает и вот-вот будет на Балканах.

Далее события идут так.

1945-1948.

По просьбе Тито из СССР в Югославию для помощи направляются военные и гражданские специалисты. Вокруг них со стороны югославских дипломатов создаётся атмосфера враждебности; в тоже время расширяется сотрудничество с английской разведслужбой Интеллидженс Сервис - конечно, в тайне от СССР. Министр иностранных дел СССР Молотов делает по этому поводу запросы. Тито не даёт прямых ответов и обращается к Сталину.

Сталин и Молотов отвечают Тито тремя письмами, в которых терпеливо, корректно и аргументировано обращают внимание Тито на факты отхода Югославии от СССР. Тито фактов не признаёт и в заключение пишет: "Мы на деле докажем неправдивость выдвинутых против нас обвинений, т.е. мы будем упорно строить социализм и останемся верными Советскому Союзу, науке Маркса, Энгельса, Ленина и Сталина". Сталин с Молотовым верят не словам, а делам: "Политбюро ЦК КПЮ и особенно товарищ Тито должны знать, что они своей антисоветской и антирусской политикой сделали всё, чтобы подорвать доверие со стороны компартии и правительства СССР". (Письма полностью опубликованы впервые в приложении к книге: П. Миличевич "Опасно-ревизионизм". Москва, 2001, с.54-93)

После ухода из жизни Сталина (1953) Хрущёв пустил в народ миф о разногласиях СССР с Югославией якобы из-за "культа личности" Сталина.

Когда в 1957 Хрущёв по прибытию в Белград, в аэропорту, будет в микрофон поливать Сталина грязью, в концлагерях охранники-полицаи станут обращаться к стоящим у громкоговорителей заключённым-коммунистам: "Ваш любимый Сталин - злодей. Это утверждает руководитель вашего любимого СССР".

В 1989 премьер Югославии Маркович в докладе скажет: "Экономическая система рыночного социализма, которую создал Тито по задумкам Запада, без дотаций МВФ оказалось не жизненноспособной и "приказала долго жить".

Перед Югославией пролегли два пути выхода из катастрофы: 1 - вернуться к плановой системе; 2 - реставрировать капитализм; но для этого нужны были инвестиции Запада, а Запад их соглашался вкладывать только на условиях неограниченного пользования югославскими землями, лесами, дорогами, транспортом, заводами, рудниками.

Ни первого, ни второго Югославия сделать не успела. Ей было уготовано третье: развал и расчленение. Как и в СССР. Всё исторически объяснимо. Англичанин Черчилль через проводника Тито подготовил судьбу Югославии. Англичанка Тэтчер через проводника Горбачёва подготовила судьбу России.

СТАЛИН ВОПИЁТ С ТОГО СВЕТА СВОЕЙ ПРАВОТОЙ.


P.S. СССР с момента рождения (1922) имел две возможности развития:

1 - революционное устранение трудящимися власти паразитов;

2 - эволюционное устранение паразитами власти трудящихся.

В 1922-50 под властью партии действовала первая, ибо этому соответствовала обстановка: реальное строительство социализма, реальная угроза войны, реальная война, восстановление.

К 1951 обстановка изменилась: социализм построили, войну выиграли, восстановились. Предстоял новый этап развития. Для него структура партийной власти уже не подходила. Власть от партии должна была реально перейти к Советам трудящихся, как задумывалось в 1917 - "Вся власть Советам". (См. А.Голенков "Коммунистическая трагедия". Москва, 2003, с.82-84)

Это попытался сделать Сталин после XIX партсъезда (1952).

Но Сталин вскоре умер, и власть осталась в прежних руках - партийцев, уже перерождавшихся в партократов. На это были внутренние и внешние причины (См. там же с.156-162).

Верх взяла вторая возможность.

Алексей ГОЛЕНКОВ


на главную
книги
статьи


Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz