"ИСТОРИЯ РОССИИ" - с пристрастием и гневом:
заметки по поводу книги А.Н.Голенкова "ИСТОРИЯ РОССИИ
от древних до наших лет. Краткий курс".
- М.: Научная книга, 2008.

  А.Н.Голенков - ИСТОРИЯ РОССИИ

Это действительно предельно краткий курс российской истории, в котором, как и обещано, аргументировано излагаются "только факты исторической правды от древних до наших лет - для тех, кто не равнодушен к истине". Автор открыто противопоставляет его тем учебникам по истории, которые называет "перестроечными: перестраивают исторические факты". И подчеркивает, что "история (т.е. прошлое) - основа народного бытия. Её (его) народу надо знать для осмысления будущего.... В стране, где опошляется и поносится её история, предаются завоевания и идеалы целых поколений - такая страна обречена".

Автор глубоко убежден и всеми своими сочинениями, включая и данную работу, старается обоснованно убедить читателя, что "для того, чтобы идти в будущее, надо понимать настоящее; а для того, чтобы понимать настоящее, надо уяснить прошлое. Этому учит история. История учит тех, кто её изучает". Впрочем, ссылается он на слова известного историка В.О.Ключевского, "история учит даже тех, кто у неё не учится: она их проучивает за невежество и пренебрежение". И что, как не история России, особенно в последние полвека, подтверждает правоту и значимость этих мыслей?!

Уже из сказанного можно заметить, что А.Н.Голенков вовсе не стремится следовать прекраснодушному завету sine irae et odio (П.К.Тацит), согласно которому историю, де, надо описывать "без гнева и пристрастия", не поддаваясь влиянию чувств любви и ненависти, а, так сказать, "добру и злу внимая равнодушно". Он, напротив, отнюдь не скрывает своего отношения к описываемым событиям и процессам, прекрасно понимая, что нельзя - искренне и убеждённо, без фальши и лицемерия - излагать социально жгучие темы, не оценивая определенно происходящее в обществе, не квалифицируя это в научных и эмоционально-нравственных категориях. "Ибо ни один живой человек не может не становиться на сторону того или другого класса (раз он понял их взаимоотношения), не может не радоваться успеху данного класса, не может не огорчаться его неудачами, не может не негодовать на тех, кто враждебен этому классу, на тех, кто мешает его развитию распространением отсталых воззрений и т.д и т.д."(В.И.Ленин). И не лишне в наши дни ещё раз подчеркнуть, что такая честная и открытая идейная позиция ни в коей мере не означает отказа от определяющего принципа научной объективности. Как тут опять-таки не вспомнить ироническое ленинское замечание по адресу тех, кто "до сих пор не разобрался в весьма элементарном вопросе о различии детерминизма от фатализма": "Если известное учение требует от каждого общественного деятеля неумолимо объективного анализа действительности и складывающихся на почве той действительности отношений между различными классами, то каким чудом можно отсюда сделать вывод, что общественный деятель не должен симпатизировать тому или другому классу, что ему это "не полагается"?".До сих пор не разобралось в подобных вопросах и большинство новоявленных критиков марксизма, "опровергающих" его всё теми же ссылками на несовместимость, якобы, научной объективности и пристрастности, "тенденциозности" в смысле выражения и защиты определенных классовых интересов. А суть-то дела именно в том, каково содержание этих интересов: освобождение ли это труда от власти капитала или свобода ещё большего господства капитала над трудом. В первом случае, "чем смелее и решительнее выступает наука, тем более приходит она в соответствие с интересами и стремлениями рабочих" (Ф.Энгельс). Во втором - неминуемо оказывается в конечном счете, что "бескорыстное исследование уступает место сражениям наемных писак, беспристрастные научные изыскания заменяются предвзятой, угодливой апологетикой", ибо сам своеобразный характер материала исторического и вообще социального познания, неизбежно включающий в себя коренные непримиримые интересы противоборствующих классов, "вызывает на арену борьбы против свободного научного исследования самые яростные, самые низменные и самые отвратительные страсти человеческой души - фурий частного интереса" (К.Маркс). Разве сегодня это не стало ещё очевиднее?

Нет, мы отнюдь не удалились от рассмотрения работы А.Н.Голенкова, поскольку её нельзя верно понять и оценить, если, во-1-х, не учесть вот эту властвующую в сознании автора коммунистическую "пристрастность" (страсть) к истине и справедливости в марксистском их понимании и, во-2-х, если не принять во внимание всю его предшествующую литературно-публицистическую деятельность, явно демонстрирующую его принадлежность к людях того типа, о которых ярче всего говорит формула поэта: "он знал одной лишь думы власть, одну, но пламенную страсть". А в чём именно заключается пафос этой "думы-страсти" обнаруживается даже просто в названиях 8 его предыдущих книг: 1) Предлагаю "объяснить" Сталина (1994); 2) Сталин. Только факты. (1996); 3) Сталин без наветов (1998); 4) России честный человек (под псевдонимом Иван Чалин, 1999); 5) Как изменялась верность (2001); 6) Что делалось? Что делается? (2002); 7) Белеет Правда одиноко (2003); 8) Коммунистическая трагедия (2003). Это не считая полутора сотен публикаций в периодике и около 200 бардовских песен коммунистического сопротивления. И вот теперь предельно лаконично изложенная (чуть более 140 страниц) история России, пронизанная всё тем же непоколебимым духом марксистского, коммунистического историзма, нашедшего "в истории труда ключ к пониманию всей истории общества".

Рассмотрение российской и советской истории автор заканчивает, - в своём лапидарном, фактологически насыщенном, стиле, - анализом так называемой "перестройки" 1985-91 гг. и распада СССР в 1991 г., сосредоточивая главное внимание на внутренних и внешних причинах этого процесса. Этой же, фактически, проблеме и вытекающих отсюда следствиях и выводах посвящен и последний, VI раздел книги: "Постсоветская Россия 1991-2007 гг."

Алексей Николаевич Голенков понял глубоко, ясно, четко, остро и попытался последовательно и доказательно, как, пожалуй, никто другой, выразить в своих сочинениях одну, по меньшей мере, фундаментальную истину, смысл и значение которой на свой лад, инстинктом ненависти, так сказать, ощущает и большинство антикоммунистов, антисоветчиков, русофобов и т.п. борцов за СВОЮ свободу. А именно: нельзя вполне осознанно и обоснованно ответить на методологически определяющий, самый жгучий и больной (не только для России!) вопрос современной истории, вопрос, который суть, говоря словами молодого Маркса, "девиз времени, его в высшей степени, практический клич, выражающий его собственное душевное состояние": почему и как могло случиться, что потерпело поражение строительство социализма в СССР, причем на пике могущества этой страны, обладавшей всеми условиями и возможностями для победоносного развития?!? Нельзя на этот вопрос дать истинный и доказательный ответ, если не объяснить добросовестно, досконально и беспощадно критически (как этому учили Маркс и Ленин), чтО есть феномен Сталина в советской истории во всём её грандиозном величии, трагичности и поучительности. На эту тему, составляющую лейтмотив всех предыдущих сочинений А.Н.Голенкова, написано к сегодняшнему дню уже немало сочинений разных авторов, но завершения пока отнюдь не ощущается.

В рассматриваемой работе непосредственно теме становления и развития советского социализма и роли Сталина в этом процессе отведено менее трети её крайне сжатого текста. Но и при этом главное внимание уделяется, с одной стороны, важнейшим урокам сталинской политики, а с другой - соответственно, тем процессам, явлениям, фактам деятельности последующего руководства страны, заблуждениям, ошибкам, а то и преступлениям, которые в совокупности и обусловили то, что и выступило как "коммунистическая трагедия". Это и буржуазное перерождение верхушки КПСС, и вероломное разрушение социалистического строя, и распад СССР, со всеми затем случивщимися последствиями, которые мы ныне наблюдаем в мире и на территории бывшей, - недавно ещё второй в мире по мощи и первой по природным богатствам и социально-интеллектуальным потенциям, - сверхдержавы, становящейся всё более очевидно колониальным придатком империалистического авангарда.

Важно при этом подчеркнуть, что А.Н.Голенков особое внимание обращает на такие внутренние причины этой катастрофы, которые не вполне осознаны в своей значимости и по сей день. Это прежде всего то обстоятельство, что механизм товарно-денежных отношений в условиях во многом бюрократически регулируемого раннего, - в его сущности (в противовес хвастливой болтовне апологетов-идеологов и партбоссов о его "развитости"), - "неосмысленного" (Маркс) социализма создавал возможность накопления у отдельных лиц (посредников, взяточников, спекулянтов, жуликов и пр.) "нетрудового личного богатства. Т.е. часть труда большинства присваивалась меньшинством - но уже при социализме. Возродилось социальное неравенство, что вызвало у некоторых из большинства ответную реакцию: пробудило дремавшие низменные инстинкты - обман, очковтирательство, приписки, растащиловку, воровство". Этому содействовали и те послесталинские социально-экономические реформы, которые "приближали социалистические предприятия к капиталистическим - путём расширения прибыли, как основной их функции. Главной целью трудящихся таких предприятий становилось не снижение себестоимости, а погоня за наживой (прибыль)". В этом же, -размывающем основы социализма и ведущем к нарастанию противоречий между частными и общественными интересами, - направлении работали и такие факторы, как заражение рабочего класса частно-собственническими интересами и вообще разложение под их влиянием коммунистического идейно-нравственного мироощущения у значительной части советского народа., волюнтаристские, научно не обоснованные манипуляции руководства с заработной платой трудящихся (особенно учителей, врачей, работников культуры и др.). и т.д. и т.п. И среди прочего в особенности то, что так и не произошло инициированное Сталиным принципиальное политическое преобразование - "передача власти из рук партии в руки Советов". В итоге "выросшие и окрепшие на завоеваниях настоящих коммунистов ленинской-сталинской партии, коммунисты "липовые" стали, пользуясь разраставшейся бюрократией, пробираться в ряды партии; потом в руководящие органы партии; а потом и в высший орган партии. И довели партию и страну до развала (распада): КПСС была ликвидирована в августе 1991 г.; СССР - в ноябре того же 1991 г.". ...Так распалось союзное государство, которое создавалось веками. Произошла контрреволюция". Почему же - задается в заключение автор горьким вопросом - почти никто из почти 19 миллионов членов КПСС в ответ на объявленный иудой Горбачевым её роспуск не потребовали элементарного соблюдения Устава КПСС: созыва Чрезвычайного съезда КПСС и Отчёта на нём её Генерального секретаря? И почему почти никто из 60 миллионов рабочего класса, из 80 миллионов остального взрослого населения не встал на защиту "своей" партии, не заступился за "общенародную" партию?! А потому, считает он, что "никто уже не считал КПСС защитницей народных интересов. Наличие привилегий для верхушки партии и бесконтрольность над ней привели к вступлению в её ряды всех, кто хотел и умел делать карьеру и устраивать себе благополучие" и чьи коренные интересы "были противоположны интересам коммунистического общества - у них был стойкий приоритет личного над общественным", И вот "советское общество капитулировало потому, что не было ВЕРЫ". Вернее сказать, была подорвана вера в истинность, искренность, чистоту, реальность тех прекрасных коммунистических лозунгов, идей, идеалов, которые, увы, дискредитировались, искажались, компрометировались, в первую очередь именно теми, кем они столь рьяно провозглашались с высоких трибун. Истинная вера подменялась иллюзорной верой в набор "словесных ложных ценностей", в "набор красивых слов, несоответствующих никакой действительности - ни русской, ни иностранной". В итоге "великая, могучая, никем в открытых боях не побеждённая, страна сошла с верного пути".

Разумеется, по затронутым автором важнейшим вопросам сказано далеко не всё, что можно и нужно бы об этом сегодня сказать. Но как говорил Козьма Прутков, "плюнь в глаза тому, кто скажет, что можно объять необъятное". Если в этой связи говорить о недостатках книги А.Н.Голенкова, то главный из них, являющийся вместе с тем её важным достоинством ("наши недостатки - продолжение наших достоинств") - чрезвычайная краткость, сжатость, однозначность, т.е. изложение по принципу: ничего лишнего, пусть факты говорят сами за себя; автор же только помогает читателю верно их понять, осмыслить и в меру своих возможностей домысливать самому.



Владимир ОЧКИН,
доцент кафедры философии
ПГПУ им. В.Г.Белинского,
г.Пенза, 10.08.08.


на главную
книги
статьи


Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz