ДУЭЛЬ ДЛИЛАСЬ ПОЛВЕКА

ФАКТЫ

50 ЛЕТ ДУЭЛИРОВАЛ С АНТИКОММУНИСТАМИ КПСС АЛЕКСЕЙ ГОЛЕНКОВ

Март 1956.

Москва, ЦК КПСС, Первому секретарю товарищу Никите Сергеевичу Хрущёву.

Уважаемый Никита Сергеевич!

В Вашем докладе о культе личности Сталина говориться, что Сталин боялся письма-завещания Ленина (1922), в котором Ленин, указывая на недостаток Сталина («грубость»),предлагает переместить Сталина с поста генсека. Вы, Никита Сергеевич, утверждаете, что Сталин никогда и нигде об этом ленинском письме даже не упоминал. Но ведь это не так. Есть протокольная запись речи Сталина на Пленуме 23 октября 1927 (Ленин умер в 1924), где Сталин цитирует это письмо и подробно его разбирает. Эта сталинская речь опубликовывалась тогда же в газете «Правда» и в 1949 в 10 томе сочинений Сталина (Сталин умер в 1953)…

Просим объяснить…

По поручению комсомольцев цеха № 5 завода п/я 20 зам. секретаря комсомольского бюро Алексей Голенков, 18 лет, г.Уфа.

Ответ Голенкову из… журнала «Коммунист»(?)

Уважаемый тов. Алексей Голенков!

В докладе Первого секретаря ЦК КПСС товарища Никиты Сергеевича Хрущёва «О культе личности Сталина…» дана исчерпывающая характеристика Сталину, и мы к ней ничего не можем добавить.

Голенков завёлся и стал обращаться в партийные газеты и журналы с более углублённым вопросом: почему при цитировании современными коммунистами письма-завещания Ленина, в котором наряду со Сталиным даются характеристики шести членам тогдашнего (1922) ЦК, акцент делается только на Сталине, хотя он обвиняется Лениным только в одной, неполитической, черте; все же остальные пятеро обвиняются Лениным в политических ошибках?

Голенков получает отписки, подобные первой. Дорога к правде затягивается на годы. За это время Голенков изучает труды классиков марксизма и труды их противников, а также труды русских и западных историков и философов. После этого он требует опубликовать его исследования в письмах и личных встречах с главными редакторами. Вот их стереотипные ответы.

Главный редактор. Ваши исследования показывают, что Сталин не нарушал Ленина и социалистические принципы.

Голенков. Да.

Главный редактор. Но официальная установка ЦК КПСС говорит, что Сталин извращал Ленина и социалистические принципы. Этой установкой мы руководствуемся.

И все главные редакторы, как члены КПСС, были обязаны выполнять установку ЦК КПСС. И в этом они были официально правы, поэтому к ним тут поистине не придерёшься.

Ну вот жизнь (практика) показала неправоту и вредность этой установки: распались КПСС и СССР. Остались осколки КПСС, назвавшие себя коммунистическими партиями – ВКПБ, РКРП, КПРФ и т.д. Что они по идее должны были сделать в первую очередь? А вот что:

А) Собрать кадры новых, свободных от догм, преданных идее, не обязательно членов КПСС, и расставить их на ключевые посты.

Б) С помощью таких кадров проанализировать сталинскую ВКП(б) и постсталинскую КПСС с разбором ошибок той и этой, дать верную оценку Сталину.

В) С помощью таких кадров разработать стратегию и тактику компартии для новых условий.

И только после этого поднимать на действия рабочих и вообще возбуждать население.

Ничего подобного сделано не было. А ведь:

Поднимать на какие-либо действия рабочих и вообще возбуждать население, не давая ему твёрдых, продуманных оснований для результативной деятельности, - значит, просто обманывать его, а это – преступление. Обращаться к рабочему без положительной доктрины, применительно к данному моменту, равносильно пустой и бесчестной игре в проповедники. К.Маркс.

Из своеобразия фактического положения вытекает обязательное для марксиста своеобразие тактики данного момента. В.Ленин

Но вернёмся к событиям 1985-86, началу перестройки. Вот глава из романа А.Голенкова «Коммунистическая трагедия» (А.Голиков – А.Голенков)

"Генеральному секретарю ЦК КПСС товарищу Горбачёву Михаилу Сергеевичу.

Уважаемый Михаил Сергеевич!

Свой материал о Сталине адресую Вам из следующих соображений:

Много лет занимаюсь личностью Сталина и его периодом – перечитал и изучил множество материалов и переговорил со многими людьми, в том числе и знавшими лично Сталина.

В результате этого пришёл к выводу, что Сталин и его деятельность преподносятся советскому народу с 1956 года клеветнически ложно, что повлекло и влечёт за собой огромный вред во всех сферах общественной жизни страны. Тем не менее, отношение большинства людей к Сталину, положительное.

Крайне необходима объективная оценка Сталина и его деятельности.

Прилагаю краткий конспект моих основных исследований – 28 машинописных страниц.

1 октября 1985 Александр Голиков

30 октября 1985 Голикова принял в своём кабинете секретарь ЦК КПСС по идеологии Зимянин Михаил Васильевич. Беседа продолжалась 42 минуты. Зимянин интересовался деталями исследования, методикой подсчёта количества репрессированных, количеством соответствующих и несоответствующих сталинских решений ленинским, отношением основной массы людей к Сталину. Уловить точку зрения Зимянина Голиков не смог – Зимянин в вопросах и ответах был бесстрастен и "обтекаем".

В конце беседы вошёл Горбачёв М.С. Ростом с Голикова. Карие глаза смотрели прямо. Рука с рыжеватым пушком волос на пальцах пожала руку Голикова как-то незапоминательно: ни крепко, ни слабо. Невольно привлекало к себе взгляд расползшееся родимое пятно на правой части лба – словно пролитые чернила. Пригласил жестом руки сесть, вставших при его входе Зимянина и Голикова, сел сам. Спросил с улыбкой Голикова:

– Почему вы считаете, что отношение большинства людей к Сталину положительное?

Голиков объяснил это одним примером – реакцией шеститысячного зала во Дворце съездов на слова Горбачёва во время его речи 8 мая 1985 на Торжественном собрании, посвящённом 40-летию нашей Победы; как только Горбачёв произнёс: "Война была выиграна политической волей Иосифа Виссарионовича Сталина" – зал разразился такой овацией, что Горбачёв с минуту или больше не мог продолжать речь. (На следующий день все газеты опубликовали эту речь со следующими изменениями в этом месте: вместо полного имени - отчества Сталина – "И.В.Сталин", а вместо "бурной овации" – "аплодисменты"; и об этих изменениях сказал Горбачёву Голиков).

Горбачёв помолчал. А потом сказал:

– "Объяснить" Сталина будет трудно. Слишком долго его преподносили народу отрицательно. Потруднее, чем перестройку провести.

– Трудно – не значит невозможно, Михаил Сергеевич.

– Да, это верно…

… Через три месяца, в феврале 1986, ровно через 30 лет после XX съезда, состоялся XXVII съезд КПСС.

Никакого упоминания о Сталине на нём не было.

Съезд отправил Зимянина на пенсию в связи с возрастом. Вместо него секретарём по идеологии стал Александр Николаевич Яковлев.

(Перед съездом Голикову позвонил на работу инструктор ЦК и попросил предоставить в ЦК подробные материалы его исследований по Сталину. Голиков с радостью предоставил, надеясь, что наконец-то ветер Правды подул в его паруса).

И – начался новый виток клеветы и лжи по Сталину. Средства массовой информации (СМИ) как по команде стали печатать "жареные факты" якобы из жизни Сталина. Особенно изгалялись журнал "Огонёк" (главный редактор В.Коротич) и газета "Московские новости" (главный редактор Е.Яковлев). Пиком этой неслыханной лжи явился роман А.Рыбакова "Дети Арбата", а рупором - глашатаем – ректор Московского историко-архивного института Ю.Афанасьев, организовавший в этом вузе цикл лекций "Вехи истории" (сталинский период) с привлечением учёных лекторов, вчерашних марксистов-ленинцев, защитивших докторские диссертации на марксизме-ленинизме. Все они в своих лекциях дружно будут поливать грязью не только Сталина, но и … марксизм-ленинизм, а впоследствии откажутся и от самого Ленина. (Вскоре, когда рухнет КПСС и за ней СССР, начнут образовываться одна за другой "коммунистические партии" – ВКПБ, РКРП, КПРФ и т.д. Голиков бросится убеждать их лидеров – Н.Андрееву, В.Тюлькина и В.Анпилова, Г.Зюганова – в том, что поскольку перед крушением КПСС и СССР велась своего рода "артподготовка" – "критика" Сталина, то лидерам вновь создаваемых коммунистических партий необходимо начинать новую деятельность с "объяснения" Сталина. Тщетно… Одна говорила, что "Сталин не нуждается в "объяснении"; другой, – что "сейчас не надо соваться к народу со Сталиным"; третий, – что "надо поднимать ещё выше Ленина, а Сталина надо разумно критиковать" и т.п. Т.е. все они по существу игнорировали вопрос о Сталине.

В 1987, в разгар перестройки, выступает – не где-нибудь, а на Пленуме ЦК КПСС – кандидат в члены Политбюро, член ЦК, Первый секретарь Московского Горкома Б.Н.Ельцин с какой никакой, а всё-таки справедливой критикой в адрес руководства КПСС, в частности, её генсека М.С.Горбачёва и совершенно верно заявляет о необходимости устранения привилегий партийной верхушки. Кто из участников Пленума его поддержал? Никто. Более того, член Политбюро Е.К.Лигачёв с ходу отмёл всю его критику: «Борис, ты не прав.» Сегодня Лигачёв – член ЦК КПРФ, разъясняет, как тогда был не прав… Горбачёв.

В 1990, в год великого перелома, новоиспечённый президент СССР Горбачёв, оставаясь ещё генсеком партии, вносит, как президент, на рассмотрение Верховного Совета СССР тридцать два изменения в Конституцию СССР, демонтирующие СССР, как социалистическое государство. Кто из депутатов (более 80% членов КПСС), в том числе и сам председатель Верховного Совета СССР А.И.Лукьянов возражал? Никто. Сегодня Лукьянов – член ЦК КПРФ, учит, как надо бороться… за социализм.

В 1985-91, в период перестроечной смуты, партийные газеты «Правда» и «Советская Россия» вовсю агитировали за перестройку, сопровождая эту агитацию «критикой» сталинского социализма. Голенков бомбил обе газеты своими письмами с критикой в адрес и перестройки, и «критики» Сталина. Из «Советской России» (главный редактор В.В.Чикин) не было ни ответа, ни привета. Справедливости ради надо сказать, что 13 марта 1988 оная поместила письмо преподавательницы ленинградского вуза Н.Андреевой (ныне генсек ВКПБ). «Не могу поступаться принципами». В письме была критика перестройки и была защита Сталина, но и то и это по аргументации было слабо. Кроме того, в «медовую» защиту Сталина была добавлена «ложка дёгтя» - фраза: «Вместе со всеми советскими людьми я разделяю гнев и негодование по поводу массовых репрессий, имевших место в 30-40-х годах по вине тогдашнего партийно-государственного руководства». Из «Правды» (главный редактор В.Г.Афанасьев, ныне покойный) Голенков получил десяток отписок, подписанных завотделом партийной жизни В.С.Кожемяко, которые утверждали, что Голенков не верно толкует перестройку и действия Горбачёва. Сегодня Чикин и Кожемяко – члены КПРФ, находятся на прежних постах и критикуют перестройку, славя Сталина. Кожемяко, к тому же, объясняет Голенкову, что Голенков неверно толкует действия КПРФ и Зюганова.

Голенков критикует некоторых членов РУСО (Российские Учёные Социалистической Ориентации), в частности, Р.И.Косолапова, бывшего главного редактора журнала «Коммунист», бывшего члена ЦК КПСС, бывшего члена Идеологической комиссии при ЦК КПСС, бывшего члена ЦК – идеолога КПРФ, а ныне идеолога шенинской КПСС за то, что сей доктор философских наук до сих пор в своих трудах не раскрыл объективных причин распада КПСС и СССР, не провёл анализа партийных ошибок, а о коммунистической перспективе размышляет весьма туманно; кроме того, объясняет Сталина с оговорками, принижающими Сталина. Признавая на словах критику Голенкова, Косолапов и его товарищи – РУСОвцы всё делают для того, чтобы не допустить Голенкова даже близко к РУСО.

После развала КПСС (август 1991) и затем СССР (ноябрь 1991) в РФ образуются одна за другой компартии, в том числе и ВКПБ во главе с Андреевой. Голенков вступает в неё и работает рядовым несколько лет. Обнаруживает, что руководители ВКПБ и её лидер плохо знают марксизм. Пробует внести (внутри партии) свои замечания. Не реагируют. Пробует критиковать (внутри партии). Не замечают. На 2-ом съезде ВКПБ, как делегат, просит слова. Не дают. Сдаёт текст своего выступления в президиум съезда. Теряют. Опубликовывает его в большевистской газете «Красная молодежь». Ноль внимания. Публикует в газете «Правда России» статью «Кто Вы, Нина Андреева?». Игнорируют. Посылает в течение года шесть обращений последовательно: в первичку, в горком, ЦК, парткомиссию, консультанту ЦК и лично генсеку. Молчание. Опубликовывает в газете «За Родину, за Сталина» открытое письмо лидерам компартий Андреевой, Анпилову, Зюганову, Тюлькину. Дружно молчание. Подаёт внеуставное заявление о приостановлении своего пребывания в ВКПБ до получения ответа. Заявление публикуется в газете «Буревестник Дона» - органе РКРП (лидер Тюлькин). Редакция печатает под заявление обращение от имени ростовского Обкома РКРП к Тюлькину и лидерам других партий с просьбой высказать своё мнение, т.к. положение Голенкова в ВКПБ подобно положению членов партии в других партиях. Никто из лидеров даже не откликнулся. Тюлькин же потом объяснил, что ему некогда просматривать все газеты.

За это время Голенков выпускает 8 книг и 150 статей. Книги, к примеру, имеют такие названия: «Предлагаю объяснить Сталина», «Сталин. Только факты», «Как изменялась верность» и т.д. Статьи, к примеру, имели такие названия: «Очевидность, которую не замечают лидеры компартий», «КПРФ не победит», «Кипение в действии пустом» и т.д. Полное игнорирование, хотя, кажется, сами названия должны были привлечь лидеров компартий.

22 октября 2004 Голенков вступил в КПРФ, потому что в июле 2004 на Х съезде КПРФ прозвучал доклад Зюганова, в котором был дан марксистско-ленинский анализ положения партийных дел в КПРФ и намечен путь дальнейшего движения её. Но от намерения верхов до исполнения низов – дистанция…






В Долгопрудненскую организацию КПРФ
от пребывающего в ней с 22.10.04 г.
Голенкова А.Н.

ПАРТИЙНАЯ ЗАПИСКА

Мне скоро 68. Из них 49 отданы (без отрыва от жизни) изучению марксизма-ленинизма (трудов его классиков и основных его противников).

Последние 30 лет анализировал события с точки зрения этого Учения – всё соответствует.

С 1989 г. находился в ниноандреевской ВКПБ (до 1991 г. – «Единство»). Уже тогда обратил внимание, что в ней, как и в других «компартиях», отсутствует современная теория и даже не ведётся творческий поиск её, о чём говорил и писал.

КПРФ, в отличие от них, шла путём поиска, через ошибки. И вот в июле 2004 г. на съезде прозвучал доклад лидера КПРФ, в котором дан марксистко-ленинский анализ событий, сделаны выводы из ошибок и намечены пути движения: теория, идеология, молодёжь.

Вступил в эту партию, в Долгопрудненскую организацию. Прошло пол года. И что я увидел.

Верхи, в основном, всё делают верно. А низы?

Беру, естественно, Долгопрудненскую организацию. Члены её не собираются выполнять верные установочные положения, как указанного доклада, так и все последующие – и ЦК, и Обкома. Оные ими даже не читаются, не изучаются, не обсуждаются, (как и книги, брошюры, статьи их товарищей по партии – хотя бы выборочно).

Конкретное же положение в организации таково:

а). заседания бюро из 7-9 человек посещают 3-4, решение бюро, как правило, не выполняются;

б). собрания из 60-65 человек посещают менее 20;

в). партработа заменена текучкой мероприятий, навязываемых режимом;

г). агитация по привлечению молодёжи даже не планируется;

д). идеологическая работа игнорируется;

е). собрания в первичках не проводятся.

Таким образом, парторганизации, как таковой, нет; есть кружок по интересам; вместо партработы – кружковщина.

Такое положение устраивает и стариков и тех, кто помоложе, первым оно удовлетворяет ностальгию, вторым – создаёт иллюзию Дела. Но оно разлагает партию и добивает её авторитет. Не может быть, чтобы кто-то об этом не задумывался. Поэтому есть надежда на исправление положения.

Предложения:

1. Составить бюро из людей, желающих принимать решения и добиваться их исполнения.

2. Определить из 60 членов тех, кто способен к деятельности – чел.15-20; остальные пусть остаются в организации в качестве «почётных».

3. Изучать и обсуждать основополагающие доклады; руководствоваться в работе их установками.

29 апреля 2005 г. А.Н.Голенков.





17 ноября 2005 Голенкова принимал в своём кабинете главный редактор «Правды» В.С.Шурчанов. Состоялся заранее намеченный разговор, который продолжался 55 минут. Разговор Шурчанов начал с того, что хотел бы познакомиться с Голенковым: год рождения, образование, профессия и т.д. Голенков стал отвечать, а Шурчанов записывать. Между тем, на полочке у Шурчанова стояла новенькая книжка Голенкова, вручённая Шурчанову на XI съезде КПРФ 29 октября 2005. На её обложке имелись все данные о Голенкове. Голенков сказал об этом Шурчанову. Шурчанов взял книжечку с полки, прочёл и начал извиняться за занятость и т.п. Ни одной из 9 книг и 200 статей Голенкова Шурчанов не читал. Между прочим, за 2 месяца до этой встречи в газете «Дуэль» было опубликовано письмо Голенкова в газету «Правда» с его обращением, как члена КПРФ, к Шурчанову и Зюганову. Газета «Правда» это письмо публиковать отказалась. Сидящий тут же зам. Шурчанова Б.О.Комоцкий вдруг сказал, что «Дуэль» с письмом Голенкова находится у Кожемяко. Позвонил Голенков Кожемяко. Оказалось, что он отлично помнит Голенкова (по тем письмам в «Правду»). Кожемяко обрушился на Голенкова с гневными обвинениями за якобы не правильно истолкование всего того, что Голенковым критикуется. Слушал его Голенков, слушал, а потом вежливо напомнил ему о его давних отписках. Кожемяко, не смущаясь, ответил, что он всё это помнит. И пошёл ссылаться на диалектику, эволюцию и право каждого на ошибку. Попытка Голенкова внести в его монолог вставку о том, что ошибаться можно, но надо же из ошибок выводы делать, на Кожемяко действия не возымело.

И вспомнилось Голенкову вот что. В 1988, когда Ельцина турнули с партийной работы – с должности Первого секретаря МК КПСС на должность Первого зама Госстроя СССР, Голенков напросился к нему на встречу. 23 января 1988 Ельцин его принял, но предварительно Ельцин взял и прочёл материал Голенкова о Сталине и социализме (400 стр. машинописного текста). Поэтому разговор Ельцина с Голенковым был предметным. Продолжался разговор с 15 до 16 и с 18 до 20 часов. Ельцин задавал Голенкову вопрос за вопросом едва ли не по каждой странице его рукописи. Почему Ельцин проявил такое внимание?

Ответ к Голенкову пришёл позже. Ельцин хотел сделать своё дело. А хотят ли нынешние комлидеры сделать своё дело?

Отрывок из романа Голенкова «Коммунистическая трагедия» (А.Голиков – А.Голенков):

"Выписка из протокола заседания парткома…

Секретарь.Вносится предложение: отказать в приёме в партию кандидату тов.Голикову А.Н., как не разделяющему линии партии.

Голиков.Возражаю. Линия партии – построение Коммунизма. Я – за.

Секретарь. А какая, по-вашему, должна быть формулировка?

Голиков. "…как несогласному с отдельными моментами в линии партии".

Секретарь. Какими, конкретно?

Голиков. С так называемой критикой "культа личности Сталина", которая в действительности является охаиванием Сталина и всех его тридцати лет; с так называемыми реформами, начиная с 1957 года, которые на деле разрушают народное хозяйство страны; с ослаблением нашей идеологии в пользу буржуазной. Обо всём этом я говорил на семинарах экономической учёбы, которую вёл по кандидатскому поручению.

Секретарь. Но вас же поправляли коммунисты?

Голиков. Отдельные. Большинство поддерживали.

Член парткома. Но вы признаёте, что были не правы.

Голиков. Нет, не признаю. Я прав. Мою правоту докажет будущее.

Член парткома. Какое ещё "будущее"?

Голиков. Плохое.

Член парткома. Для кого?

Голиков. Для нашей страны, для нашего народа.

Член парткома. Не слишком ли много на себя берёте?

Секретарь. Побольше скромности, меньше амбиций, тов. Голиков…

…Уржумов кончил чтение. Голиков резюмировал.

– Вот и всё. Но я, поверь, не в обиде. А что они могли сделать? Как они могли принять меня в Партию, если они считали (или делали вид, что считали), что Партия всё делает верно, а Голиков считает – что нет, не всё. И стал бы Голиков, уже будучи членом партии, спорить с ними, то бишь мешать им проводить в жизнь без поправок линию Партии… Нет, тут не в них дело. Надо решать что-то там, на "верху"… Между прочим, райком записал другую формулировку: "Отказать кандидату Голикову в приёме в партию, как не проявившему себя во время прохождения кандидатского стажа". А, каково?..

…Ну, я спокойно и успешно продолжал работать на прежней должности, на прежнем месте… беспартийным. А для чего, собственно, надо быть обязательно членом партии? Если для продвижения по службе, т.е. для карьеры, то об этом и говорить стыдно… В 1980-м, "олимпийском", году я, будучи в командировке в Москве, зашел в одну организацию и предложил ей свои услуги, как инженер с опытом в своей профессии. Взяли сходу. Вот так я и оказался в столице – без всякого "блата", без "волосатой руки". И вот, как видишь, даже квартиру получил. Без всякой взятки. Правда, не в самой столице; в пригороде, рядом со столицей: в "зелёной зоне".

Закончу свою исповедь следующим обращением к коммунистам:

Мне хватило горечи-печали.
Я сейчас, ей-богу, всё б отдал,
Чтобы вы хоть день поизучали
То, что я полвека изучал.
Алексей ГОЛЕНКОВ
Март 2006

на главную
книги
статьи


Rambler's Top100
Сайт создан в системе uCoz